Выдающиеся церковные деятели, миссионеры, просветители, совершавшие служение среди калмыцкого народа

Поворот 222 024Выдающиеся церковные деятели, миссионеры, просветители, совершавшие служение среди калмыцкого народа

Выдержки из монографии К.В. Орловой «История христианизации калмыков»

(середина XVII – начало ХХ в.)

(М., 2006, с. 177-184)

Амфилохий, епископ, в миру Скворцов Александр Яковлевич (1885-?). Выпускник Казанской духовной семинарии, затем миссионерского отделения монгольского и калмыцкого языков Казанской духовной академии (КДА). Преподаватель КДА. Буду¬чи студентом III курса, в 1909 г. был командирован на летние каникулы к калмыкам Астраханской губернии для изучения калмыцкого языка и состояния православной миссии среди калмыков. Его диссертация «Религиозно-нравственные переводы на калмыцкий язык как средство миссионерского воздействия» (1910) получила высокую оценку, а его самого удостоили степени кандидата богословия с правом преподавания в семинарии и премии митрополита Иосифа [Отчет КДА за 1912-1913 гг., с. 30]. До сентября 1918 г. иеромонах Амфилохий служил на кафедре монгольского языка КДА. Затем неоднократно подвергался арестам. В 1937 г. был приговорен к расстрелу. В биографическом справочнике указывается дата смерти — 1937 г. [За Христа пострадавшие, 1997, с. 76], по другим источникам, он умер в 1938 г. [Осипова, 1998, с. 276], по треть¬им — в 1946 г. [Lemesevskij, с. 199-201].
Бобровников А.А. (1821-1865), ученый-ориенталист, выпускник КДА. Ученик профессора Казанского университета О.М. Ковалевского. В 1846 г. полу¬чил задание составить калмыцкую грамматику, поэтому с 12 июля по 12 октября 1846 г. на средства КДА отправился в Калмыцкие степи. Маршрут его путешествия проходил через ставки князей Тундутовых в Малодербетовском улусе и Тюменей в Хошеутовском улусе. Результатом поездки стали «Грамматика монголо-калмыцкого языка» (1848) и «Очерк религиозного состояния калмыков» (1865). По окончании КДА его оставили бакалавром монгольского языка и математики. А.А. Бобровников работал над составлением калмыцкого словаря и хрестоматии, но этот труд остался незаконченным.
Болучин Замсо (XVIII в.), унзат гецул, переводчик. Собственное имя — Замсо (Джамцо), Болучин — фамилия. Унзат Болучин служил у хана Церен-Дондука (1724-1735) писцом, переводчиком, иногда выполнял его секретные поручения. В 1736 г., сопровождая хана Церен-Дондука в Санкт-Петербург, изъявил желание выучить русский язык и остался там для завершения учебы. 20 сентября 1742 г. унзат гецул подает в КИД прошение, в котором изъявляет желание принять крещение. 17 ноября того же года по указу Св. синода и согласно донесению КИД Болучина готовил к крещению архимандрит Порфирий, ректор Спасского училищного монастыря.
Крестили Болучина 28 июля 1743 г. в Москве в Славяно-греко-латинской академии. Его восприемником был бывший вице-канцлер А.П. Бестужев-Рюмин. При крещении Болучин получил имя Павел, фамилию по просьбе самого крещеного оставили прежнюю. Поскольку до крещения он был буддийским священником, его решили подключить к переводу краткой антологии Евангелия, которую составлял В.М. Бакунин. Однако КИД рекомендовала отправить Павла Болучина учиться в Новгородскую семинарию. В Новгородской епархии его определили в Воскресенский монастырь к архимандриту Дамаскину, где он находился с 19 февраля 1744 г. Через год архимандрит Дамаскин уже докладывал, что новокрещеный «в православной вере и правописании обучался и чему он мог обучиться обучен» (АВПРИ, ф. 119/1, д. 26, 1738-1748 гг., л. 39, 40). Из-за болезни Болучина отправили в распоряжение КИД, оттуда определили в Петропавловский собор к протопопу Михаилу Слонскому. Болучин обучал калмыцкому письму детей бывшего хана Дондук-Омбы, крещеных Петра и Алексея Дондуковых, учившихся в кадетском корпусе.
Бордычевский Павел (XIX в.), миссионер. Происходил из семьи обер-офицера, образование получил в учительской семинарии и более девяти лет проработал учителем в миссионерской школе. Для подготовки к миссионерскому служению пробыл около трех лет в Серпуховско-Высотском и Покровском миссионерских монастырях. По окончании миссионерских курсов по монгольско-калмыцкому отделению КДА в мае 1893 г. был принят на службу в Астраханскую епархию. В сентябре 1897 г. приступил к служению в миссионерском стане Чилгир.
Гурий, архиепископ, в миру Степанов Алексей Иванович (1880-1938). Блестящий ученый, свою даровитость и способности к научным познаниям проявил, будучи студентом сначала Казанской духовной семинарии, а затем КДА. По окончании КДА в 1906 г. работал в должности доцента на кафедре калмыцкого языка. Курсовая работа «Буддизм и христианство в их учении о спасении» была признана «удовлетворительной для степени магистра богословия» [Протоколы Совета, 1910, с. 4-6]. 29 сентября 1910 г. иеромонах Гурий был утвержден в звании экстраординарного профессора КДА, а в 1912 г. был назначен на должность инспектора и возведен в сан архимандрита. Столь быстрая карьера молодого ученого нисколько не помешала его научным изысканиям. Первые научные статьи датируются 1905 г., когда он еще был студентом КДА, — «Религиозные верования корейцев» и «К вопросу о панмонголизме». В 1915 г. совет КДА присвоил ему степень доктора церковной истории за диссертацию «Очерк по истории распространения христианства среди монгольских племен».
В 1912 г. архимандрит Гурий временно был назначен преподавателем на миссионерских курсах КДА, где читал курсы лекций — «Историю распространения христианства среди калмыков со времен Елизаветы Петровны до настоящего времени» и «Историю распространения христианства среди бурят и алтайских инородцев» — для студентов I-III курсов. Немаловажное значение на курсах придавалось переводам с калмыцкого языка. Студенты II и III курсов разбирали сочинения «Йиртинцуйин толи» («Зерцало мира»), «Иисус Христосиин тууджи» («История Иисуса Христа»), «Дорджи джодба» («Алмазная сутра») [Отчет КДА за 1912-1913 гг., с. 32-41]. Много времени уделял архимандрит Гурий научным работам своих студентов. Так, в 1904 г. он рецензировал работу выпускника КДА иеромонаха Мефодия (Львовского) «Калмыки Большедербетовского улуса Ставропольской епархии и их религия пред судом Православной миссии».
Массовые гонения на РПЦ, начавшиеся после издания 23 января 1918 г. декрета «Об отделении церкви от государства», самым трагичным образом сказались на судьбе Гурия. В 1918 г. практически все духовные учебные заведения были закрыты. Исключение составила только КДА, которая благодаря стараниям ее ректора епископа Анатолия Чистопольского продолжала работу до ареста в 1921 г. его самого и преподавателей. 2 октября 1920 г. Гурий впервые был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. Не¬смотря на постоянные аресты и ссылки, продолжал печатать статьи, правда под псевдонимом, в журнале «Жизнь Востока» [Успенский, 1996, с. 120].
В 1938 г. его приговорили к расстрелу [Осипова, 1998, с. 276].
Дилигенский Василий (1809-?), миссионер, учился в Пензенском духовном училище. В 1833 г. был рукоположен в священники Царицынской Скорбящей Кладбищенской церкви, в 1838 г. был посвящен в диаконы. К этой церкви были причислены крещеные калмыки, жившие неподалеку от Царицына. С основанием в 1838 г. в Царицыне школы для калмыцких детей В. Дилигенский стал преподавать русскую и калмыцкую грамматику по собственным записям [Православное обозрение, 1865, с. 505]. В 1840 г. в Царицыне открыли приготовительное крещено-калмыцкое училище на 10 мальчиков, которых обучал Дилигенский. Работая в этой школе, Дилигенский написал букварь для детей, одобренный академиком Я. Шмидтом, по его совету букварь был дополнен этимологическим материалом.
Будучи священником походно-улусной церкви и разъезжая по степи для исполнения духовных треб местной русской администрации и крещеных калмыков, В. Дилигенский близко познакомился с гелюнгами и зайсангами, приобретал у них буддийские рукописи и самостоятельно продолжал заниматься калмыцким языком. Большую помощь в освоении калмыцкого языка оказала ему монгольская хрестоматия О.М. Ковалевского, подаренная профессором А.В. Поповым. Он же подарил ему монгольскую арифметику (учебник) собственного сочинения.
Основательно изучив калмыцкий язык, В. Дилигенский занялся переводами на него православных книг. Он также подарил библиотеке КДА буддийские рукописи: «Йиртинцуйин толи» («Зерцало мира»), «Ойуни зула» («Лампада разума»), «Ариун идэн хани кювюн тоуджи кемекю мактал», отрывок из «Дорджи джодба» («Алмазной сутры»). За все это в 1843 г. он был удостоен звания члена-корреспондента конференции КДА [Гурий, 1915, с. 451; Миссионерский сборник, 1910, с. 138]. Кроме того, по совокупности деяний Астраханская консистория признала необходимым снабдить В. Дилигенского за счет казны пособиями, которые могли бы служить дальнейшему совершенствованию его знаний в языке и литературе калмыков. Астраханская консистория посоветовала ему продолжать занятия переводами, изыскивать и приобретать памятники калмыцкой литературы и посылать их в КДА [Гурий, 1915, с. 451-453].
В 1851 г. он возглавил походно-улусную церковь. В марте 1854 г. из-за наводнения походно-улусную церковь затопило, всю вину возложили на В. Дилигенского и потребовали возместить материальный ущерб. После этого его перевели священником в Красный Яр.
Здравомыслов М.К. (?-1912), крещеный калмык, преподаватель географии и калмыцкого языка в Астраханском духовном училище. В 70-х годах — законоучитель Астраханского женского приходского училища. В 1864-1904 гг. служил священником Знаменской церкви, затем, вплоть до кончины, заштатным священником той же церкви, составлял ее летопись [Астраханские епархиальные ведомости, 1876, № 40-41]. За добросовестную работу, подвижническое служение, активную деятельность в переводческих комиссиях М.К. Здравомыслов был награжден орденом Св. Анны. В 1893 г. Св. синод наградил его наперсным крестом [Астраханские епархиальные ведомости. Астрахань (АЕВ), 1893, № 12, с. 95].
Кирилов И.К. (1695-1737), начальник Оренбургской экспедиции (1734-1737). Назначен по указу Анны Иоанновны от 18 мая 1734 г. Основал в устье р. Ори г. Оренбург. Цели и задачи экспедиции определены в «Инструкции статскому советнику И.К. Кирилову» 18 мая 1734 г., а также в «Привилегии городу Оренбургу» [Полное собрание законов Российской империи, т. 9, собр. 1, № 6576, с. 323-330; № 6584, с. 334-349]. По заданию российского правительства он подыскал место для поселения А. Тайшиной и подвластных ей крещеных калмыков. Ему принадлежит заслуга в деле основания школ для детей калмыков, башкир, казахов, правда, просвещение он связывал исключительно с христианизацией этих народов.
Ленкеевич Никодим (1673-1738?), миссионер, поляк по происхождению. В 1715 г. был пострижен в монахи и посвящен в иеромонахи Киево-Печерской лав¬ры. В 1725-1734 гг. — глава первой православной миссии в кочевье П. Тайшина, с 1737 по 1738г.- глава миссии в Ставрополе-на-Волге. В 1738г. Н. Ленкеевич был отпущен в Киевскую епархию, где, вероятно, и скончался.
Лопатин Леонид (?-1919), крещеный калмык, миссионер. Сын калмыка Лакши Юткурова. В детстве был взят на воспитание купцом Иваном Васильевичем Лопатиным и крещен. В 1883 г. И.В. Лопатин устроил его в Черноярское городское училище [АЕВ, 1884, № 7, с. 118]. По окончании училища Л. Лопатин поступил в Казанскую инородческую семинарию, а потом — в Астраханскую духовную семинарию, по окончании которой в 1890 г. был назначен помощником миссионера В. Парабучева в стане Улан-Эрге и одновременно учителем миссионерской школы [АЕВ, 1891, № 13, с. 8]. В июле 1893 г. Л. Лопатин предложил Астраханскому епархиальному комитету (АЕК) открыть новый стан в мест¬ности Березовая Балка Малодербетовского улуса, где уже проживало 40 семей крещеных калмыков (Национальный архив Республики Калмыкия. Элиста (НАРК), ф. И-9, д. 841, л. 1-1об.]. В 1895 г. он, став миссионером стана Чилгир, подготовил докладную записку. В частности, он предлагал отделить крещеных калмыков от некрещеных, выделить крещеным отдельные угодья, увеличить количество школ и обучать совместно крещеных и некрещеных детей, заниматься перевода¬ми христианских молитв на калмыцкий язык и вести службы на родном для калмыков языке. По результатам проверки 1898 г. епархиальный наблюдатель отметил, что благодаря священнику Л. Лопатину школа в Чилгире лучшая по успехам и хорошей постановке церковного пения. В 1899 г. он возглавил миссионерский стан в Ноин-Шире, где прослужил 18 лет. За годы его работы была построена новая школа, в 1910г. преобразованная в двухклассную, и открыта амбулатория.
Мефодий, иеромонах (в миру Николай Васильевич Львовский) — духовный писатель (родился в 1863 г.), иеромонах, воспитанник Казанской духовной академии. Главные его работы: «Буддийское мировоззрение или ламаизм и обличение его» (2-е изд., Санкт-Петербург, 1902), «Калмыцкие хурулы» (Ставрополь, 1895), «Княземихайловский миссионерский стан, Ставропольской епархии» (Казань, 1903), «Объяснение никеоцареградского или никеконстантинопольского символа веры в поучениях» (Ставрополь, 1900), «Разговор православного с ламаитом» (ib., 1900), «Объяснение богослужения и церковный устав» (Казань, 1909), «Калмыки Большедербетовского улуса Ставропольской епархии и их религия перед судом православной миссии» (магистерская диссертация).

Парабучев Василий (XIX в.), миссионер. Церковную деятельность начал диаконом церкви Николая Чудотворца в с. Торговое, где, видимо, выучил калмыцкий язык. С 1887 по 1891 г. возглавлял миссионерский стан в Улан-Эрге. За добросовестный и подвижнический труд, ревностное исполнение миссионерских обязанностей, благоустройство церкви и церковно-приходской школы в 1889 г. его наградили набедренником [АЕВ, 1889, № 7, с. 301]. В 1892 г. его перевели священником в церковь с. Заветное. В 1895-1899 гг. возглавлял миссионерский стан в Ноин-Шире.
Розов К.С. (XIX в.), преподаватель калмыцкого языка Кавказской духовной семинарии, выпускник КДА (1848). Помимо преподавательской работы писал статьи на этнографические и миссионерские темы в местном духовном печатном органе, занимался переводами.
Смирнов П.А. (1824-1886), миссионер, просветитель. После окончания Астраханской духовной семинарии в 1844 г. — преподаватель греческого языка, арифметики и географии и одновременно инспектор Астраханского духовного уездного училища, затем преподаватель калмыцкого языка (1849). В 1847 г. был рукоположен в священники астраханской Градской Входо-Иерусалимской церкви. В 1849 г. за усердную и отличную работу, а также переводческую деятельность был награжден набедренником. За свои труды, ревностное служение миссионерскому делу в 1857 г. П. Смирнов получил от Св. синода бронзовый наперсный крест и был возведен в сан протоиерея [АЕВ, 1878, № 10-12, с. 489].
Его активная миссионерская деятельность началась в 1868 г., когда он был назначен священником походно-улусной церкви. Он выполнял не только миссионерские обязанности, но и собрал богатый материал о расположении калмыцких улусов, хурулов, методах ведения хозяйства. Перевел на калмыцкий язык христианские молитвы, составил грамматику калмыцкого языка и краткий русско-калмыцкий словарь.
В 1880 г. его избрали членом Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. П.А. Смирнов выполнял много поручений АЕК. В июне-июле 1881 г. он вместе с делопроизводителем АЕК К. Петрушевским обследовал миссионерские станы, пункты и школы, после чего был закрыт четырехбугоринский приют как не отвечавший миссионерским целям. В 1881 г. за ревностную и честную службу был представлен к ордену Св. Анны 3-й степени. В 1882 г. был избран действительным членом АЕК.
Третъяков Илья (XIX в.), миссионер, был хорошо знаком с бытом калмыков, в 1882-1888 гг. — священник с. Торговое, возглавлял миссионерский стан в Ноин-Шире (1890-1893). При нем отремонтировали церковь, построили школу, за что И. Третьяков получил благодарность астраханского епископа.
Фаворский И.С. (XIX в.), священник Астраханской епархии. Построил церковь, основал попечительство и открыл церковно-приходскую школу. В 1876-1878 гг. — священник в с. Кормовое.
Шигиденов Иван (XIX в.), крещеный калмык, миссионер. Один из последних учеников-калмыков кафедры калмыцкого языка Астраханской духовной семинарии. Хорошо успевал по всем предметам, в том числе по греческому и латинскому языкам, от изучения которых обычно освобождались ученики-калмыки. В с. Большая Джалга Ставропольской губернии работал учителем калмыцкого языка, перевел 19 глав из «Евангелия от Матфея».
Яванов Санджи (?-1894), багша Большедербетовского улуса Ставропольской губернии, духовное имя — Очир-лама. Образование получил в Монголии. По описанию, оставленному датским врачом Хансом Каарсбергом, путешествовавшим по Калмыцкой степи в 1890 г., Яванову тогда было около 70 лет; он был энергичен, подвижен, строен. И хотя всю жизнь провел в Калмыцкой степи, русским языком так и не овладел (подробнее см. [Kaarsberg, 1996, с. 78, 93]). За активное привлечение детей калмыков в духовную семинарию Ставропольской епархии багша С. Яванов был награжден серебряной медалью на Аннинской ленте [КЕВ, 1876, № 23, с. 579-761].



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *