Архиепископ Юстиниан совершил Литургию в Казанском соборе Элисты

28 ноября 2021 года, в неделю 23-ю по Пятидесятнице, архиепископ Элистинский и Калмыцкий Юстиниан совершил Божественную литургию в Казанском кафедральном соборе города Элисты.

Его Высокопреосвященству сослужили клирики кафедрального собора.
После чтения Евангелия Владыка обратился к собравшимся со словом проповеди, в котором дал толкование читавшемуся отрывку: «Сегодня мы слышим в Евангелии о человеке, названный законником, то есть он был знатоком Закона Моисеева. Закон был дан Моисею от Бога на горе Синай и именно с ним все иудеи соотносили свою жизнь. Шли века и Ветхозаветные Заповеди обрастали множеством толкований богословских авторитетов, поэтому во времена земной жизни Господа Иисуса существовали, да и сейчас у иудеев существуют, целые школы, в которых молодые люди много лет учатся правильно толковать Закон. Они не занимаются никакой мирской работой, но всю жизнь свою посвятили изучению Писания и Предания, благодаря чему пользуются большим авторитетом среди иудеев, которые и выделяют для них, порой очень большое, содержание.  К таким людям относился и человек, который обратился к Иисусу с вопросом: «Учитель! что́ мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 10:25). Как ему мог не ответить Господь? Тогда Спаситель обращается к нему: «В законе что́ написано? как читаешь?» (Лк. 10:26). Законник говорит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10:27). В этих двух заповедях и заключен весь Закон и его толкования, поэтому Иисус ему и сказал: «Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить» (Лк. 10:28).

Вроде бы эти заповеди просты для понимания, но как тяжело их исполнить в полной мере! Вот и законник спрашивает Иисуса, желая оправдать себя: «А кто мой ближний?» (Лк. 10:29). Господь через притчу начинает ему объяснять. Нужно понимать, что для иудея ближний – это единоверец, а иноверцы уже точно недостойны любви. Но Христос говорит следующее: «Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе» (Лк. 10:30-35). Самаряне для иудеев были еретиками, которые достойны ненависти. Они находились в постоянной вражде. Но Иисус спрашивает законника: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?» (Лк. 10:36). Ему ничего не оставалось делать, только признать: «Оказавший ему милость» (Лк. 10:37). На что Спаситель говорит: «Иди, и ты поступай так же» (Лк. 10:37). То есть Господь говорит ему, чтобы он не считал ближними только свою семью, друзей или только иудеев, но, чтобы он видел ближнего своего в каждом человеке, потому что все мы образ и подобие Божие, все мы братья и сестры через Адама и Еву.

Эта притча Господа объясняет и нам, как мы должны относиться к людям. Услышав ее, мы должны дальше идти по жизни, понуждая себя любить как можно больше разных людей. Пусть сердце наше будет большим и способным любить и прощать многих и многих. Тогда и нас будет любить и прощать милостивый Господь».
По заамвонной молитве на середину храма вынесли икону преподобного Паисия Величковского, поминаемого в этот день.
Правящий архиерей вместе с сослужащим духовенством совершил славление святому.
В завершении архиепископ Юстиниан рассказал верующим о житии Паисия Величковского и благословил всех на начало Рождественского поста.

Проповедь архиепископа Юстиниана 

Святоотеческие традиции духовной жизни часто были преданы забвению. Причем не только среди мирян, но и среди монашествующих, когда внешние дела становились важнее духовного делание. Мы помним с вами, как Петр I говорил о том, что монахи ничего полезного не делают, считая, что молитвы не является оправданием, потому что и он молится. И начиная с этих дерзновенных слов первого российского императора началось давление на духовную христианскую жизнь: стало сокращаться количество монашествующих, закрывались монастыри. Особенно активно эти процессы проходили во времена правления императрицы Екатерины II, когда было закрыто до половины монастырей, в монашество разрешено было принимать только пожилых людей, монастыри становились местами, куда отправляли жить ветеранов войн. Тогда была даже идея превратить монастыри в подобие домов престарелых. Так государство понимало то, чем должны заниматься монашествующие. Духовное жительство по святоотеческим заветам, молитва Иисусова – это спасительное монашеское делание тогда было забыто во многих обителях.

Когда в Полтаве стал духовно крепнуть преподобный Паисий, то стал искать монастырь, в котором хотел укрепиться в монашеском житии. Он переходил из одного монастыря к другому через огромные просторы Малороссии и не мог найти такой обители. Не сохранилось даже книг, которые учили бы тому, чем должен заниматься монах. Вот так уроженец Полтавы достиг Святой Горы Афон. Там он понял, что необходимо учить греческий язык. Посещая библиотеки афонских монастырей, Паисий нашел множество святоотеческих книг о духовном делании. Он брал их и, обложившись словарями, стараясь вникнуть в смысл написанного, стал переводить творения тех преподобных отцов, которые даже по имени были забыты в широком православном обиходе.

Изучая и переводя святоотеческие творения, Паисий и сам старался следовать написанному. Так уроженец далекой от Афона Полтавы стал великим духовным авторитетом, к которому в ученики просились не только славяне, но и греки. Тогда возросшая ревность, которая бывает и в монашеской среде, вынудила его покинуть Святую Гору. Его приняли в Молдове, где были православные господари, и поселился со своими учениками в одном из монастырей. Постепенно количество его учеников настолько возросло, что один монастырь их уже не вмещал и рядом возникла вторая обитель. Монахи там исчислялись сотнями. Они приходили к преподобному с разных концов света. Служба в тех монастырях совершалась на церковнославянском, греческом, молдавском языках. Это было воистину великое чудо пробуждения духовных смыслов существования монашества. Оттуда ученики Паисия расходились по всему православному миру, основывая свои обители. Оптинские старцы были духовными наследниками преподобного Паисия.

Память преподобного Паисия напоминает нам, вступающим в Рождественский пост, что пост – это не только воздержание в пище, но, в первую очередь, духовная брань, время более сосредоточенной молитвы, внимательного изучения Священного Писания и святых отцов, понуждения себя на благо. Только соблюдая это мы с пользой проводим время поста. Иногда, по состоянию здоровья, возраста, мы должны умерить наш пост внешний, в плане пищи, но духовная брань должна сохраняться.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.